§ 1. Исторический метод в философии и гуманитарных науках. Становление и развитие исторического метода

Особое значение при анализе социальных, политических и правовых явлений имеет исторический метод, представляемый в курсе истории и методологии юридической науки.

Исторический метод, с помощью которого путем рассмотрения явления на разных стадиях эволюции выявляется начальное и последующее изменение этого явления, достигается познанием различных исторических ступеней развития какого-либо явления. Исторический метод позволяет выявить и сопоставить уровни в развитии изучаемого объекта, произошедшие изменения, определить тенденции развития явления. Можно вычленить различные формы исторического метода как родового способа познания:

В античный период Аристотель применял исторический метод с использованием сравнения в анализе политических форм правления. Однако общепризнанным исторический метод становится лишь в XIX в., получив разнообразное применение в экономике, социологии, юриспруденции, литературоведении, этнографии (как основной метод эволюционной школы), культуроведении и др.

В науке исторический подход был разработан применительно к социальной действительности как изменяющейся во времени и пространстве. Исторический метод (принцип историзма) первоначально был выдвинут и разрабатывался в философских взглядах Дж. Вико, Вольтера, Ж.-Ж. Руссо,

Д. Дидро, Г. Фихте, Г. Гегеля, А. Сен-Симона, А. И. Герцена. В XVIII в. и первой половине XIX в. его развитие шло в форме философии истории, которая возникла в борьбе с бессодержательным эмпиризмом исторической науки Средневековья и провиденциализмом теологии.

Философия истории просветителей XVIII в. рассматривала человеческое общество как часть природы; заимствуя из естествознания понятие причинности, она выдвинула идею «естественных законов» истории, единства исторического процесса (И. Гердер), разработала теорию прогресса как движения от низшего к высшему (французские материалисты) и т. д.

Взгляд на историю общества как на внутренне закономерный, необходимый процесс развивали представители немецкого классического идеализма. Однако и они привносили эту необходимость в историю извне, из области философии. Высшим этапом развития принципа домарксистского историзма была философия Г.  Гегеля. По словам Ф. Энгельса, «... он первый пытался показать развитие, внутреннюю связь истории...». Огромную роль в утверждении исторического метода сыграли успехи конкретных наук — науки об обществе (например, А. Барнав, французский историк периода Реставрации) и естествознания (И. Кант, Ч. Лайель, Ч. Дарвин). Историческому методу до К. Маркса было чуждо понимание развития как борьбы внутренних противоречий, что приводило к господству эволюционизма.

Основной смысл философско-исторических концепций неокантианства, крочеанства (Б. Кроче), философии жизни, экзистенциализма (К. Ясперс), прагматизма, неопозитивизма (К. Поппер), неогегельянства, а также теорий последователей этих концепций в сфере конкретных наук — так называемой «исторической школы» в политической экономии и юриспруденции, «позитивной школы» в истории и др., состоит как раз в отрицании возможности подхода к объективной действительности с точки зрения раскрытия закономерного процесса ее развития, в подмене принципа историзма релятивизмом (относительностью). Ограниченно применяют исторический метод представители и тех западных концепций истории, которые сводят процесс развития к чередованию одних и тех же «циклов»

(А. Тойнби), к серии не связанных друг с другом «стадий роста» (У. Ростоу) и т. д.

В частности, в западной социологической науке XIX в. новый интерес к историческому методу связан с идеями О. Конта и Г. Спенсера, которые видели в историческом (сравнительно-историческом) методе основной метод социологического исследования, причем истолковывали его в духе эволюционистской линейно-прогрессивной трактовки развития общества. Исторический метод использовался и нашим мыслителем

М. М. Ковалевским, который и его применял непосредственно к праву и государству в юриспруденции.

Один из самых авторитетных адептов социологической науки,

Э. Дюркгейм, видел в сравнительной социологии сущность социологии вообще. В это же время предпринимаются попытки соединить исторический метод в социологии со статистическими и сравнительными методами

(А. Кетле (Бельгия)), с анализом структуры систем и их эволюции.

В современных условиях основная тенденция состоит в попытках соединения исторического метода со структурно-функциональным анализом в выявлении процессов изменения различных социальных институтов. На основе развития исторического метода появились его разновидности, в частности сравнительно-типологический метод (М. Вебер).

Во второй половине XX в. после периода пренебрежения в различных общественных науках возрождается интерес к историческому методу познания. Линия сравнительного изучения разнообразных культурных ценностей и норм представлена в теории культурно-исторических типов

(П. Сорокин, А. Тойнби), где, однако, каждая культура предстает как замкнутое целое и не рассматривается процесс их трансформации друг в друга, их развитие. Она продолжается в сравнительном исследовании ряда социальных институтов, например семьи (Р. Бенедикт, М. Мид (США) и др.). Эта тенденция переосмысления значения исторического метода характерна для культурной антропологии.

В работах основоположников марксизма исторический метод использовался при изучении общественно-экономических формаций, различных типов политической и экономической структуры внутри одной формации, в анализе ряда социальных институтов (государства, семьи, армии и т. п.), социальных движений и идеологий. При этом исторический метод  сочетался с исследованием структуры и функций экономических явлений. На базе марксистской методологии развернулись сравнительно-исторические исследования в исторической науке, этнографии, литературоведении, которые привели к формированию специфических направлений — сравнительного языкознания, литературоведения и др.

Наиболее последовательно на прошлом этапе развития науки и методологиии исторический метод был разработан К. Марксом,

Ф. Энгельсом и В. И. Лениным. Выражая сущность марксистского понимания этого принципа, В. И. Ленин писал: «...Не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь». Отличительная черта марксистского применения исторического метода состоит в том, что он распространяется на все сферы существования объективной действительности — природу, общество и мышление. «Мы знаем только одну единственную науку, — писали К. Маркс и Ф. Энгельс, — науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны; до тех пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга».

Марксистский подход к применению метода историзма исходит не просто из движения объективного мира, не просто из его изменяемости во времени, но именно из его развития (диалектического). Такой подход означает, что объект должен рассматриваться, во-первых, с точки зрения его внутренней структуры, причем не как механическое множество отдельных элементов, связей, зависимостей, а как органичная совокупность этих структурных составляющих, как внутренне связанное и функционирующее целое, как система; во-вторых, с точки зрения процесса, т. е. следующих друг за другом во времени исторических связей и зависимостей его внутренних составляющих; в-третьих, с точки зрения выявления и фиксирования качественных изменений в его структуре в целом; наконец, с точки зрения раскрытия закономерностей его развития, законов перехода от одного исторического состояния объекта, характеризующегося одной структурой, к другому историческому состоянию, характеризующемуся другой структурой.

В соответствии с применяемым историческим методом, разработанным марксистско-ленинской философией, процессы развития объективного мира должны рассматриваться в том виде, в котором они протекали в действительности. Иными словами, марксистский «историзм» совпадает с высшей научной объективностью, исключает искажения действительной истории, допускаемые буржуазной наукой, архаизацию настоящего и модернизацию прошлого. Любое явление, любой предмет могут быть поняты и правильно оценены лишь при условии рассмотрения их в конкретных исторических условиях и связях. «Весь дух марксизма, — писал В. И. Ленин, — вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривалось лишь (?) исторически; (?) лишь в связи с другими; (?) лишь в связи с конкретным опытом истории».

Таким образом, для современной науки — естественной (биология) и социальной (социология, антропология, лингвистика, этнография), равно как и для философского и логико-методологического осмысления процессов, происходящих в современном научном знании, характерны дальнейшее развитие исторического метода (принципа историзма), его сближение с др. методами и прежде всего такими, как структурно-функциональный и сравнительный и системный подходы, обогащение его содержания элементами указанных принципов и методов.

§ 2. Исторический метод познания в юридической науке. Значение историко-правового метода

Историческая наука осуществляет научный анализ путем изучения конкретных государственно-правовых событий и фактов и использует для этой же цели логический метод, но в контексте эволюции феноменов. Она не ограничивается анализом государственных и правовых явлений какой-либо одной страны, а делает свои выводы приемлемыми для всех стран или, по крайней мере, для группы генетически родственных стран. Итогами изучения государственных и правовых явлений исторической наукой являются выявленный ряд государственно-правовых событий и фактов, анализ их причин и последствий, взаимодействия с иными событиями и фактами. Итог теоретического осмысления политики, государства и права – установление закономерностей их возникновения, функционирования и развития.

Исторический метод выступает в юридической науке в качестве средства для точного понимания оценки права с позиции прошлого состояния его формы, содержания и сущности, а также с точки зрения его подлинного современного значения. Однако этим не исчерпывается научное значение исторического метода, который вычленяет специфически правовое содержание, придавая ему историческую оценку. Очевидно, что историческая оценка современных исследований будет отличаться от исторической оценки современников того временя. В новой исторической обстановке, в аспекте другой действительности они приобретают иное, новое значение, более актуальное, т. к. являются основой для последующего.

Можно отметить, что в контексте закономерной взаимосвязи исторического и логического, а также с учетом совмещения теоретического и исторического профилей исследование и освещение права в данной дисциплине сочетается с хронологическим и проблемно-категориальным методом познания.

Историческое познание права, в конечном счете, предполагает определение того, как оно возникло в тех или иных условиях социальной действительности, какие основные этапы прошло в своем развитии и как изменилось в процессе этого развития, чем стало в момент своего исследования и, наконец, каковы тенденции его движения.

В основном эти проблемы — предмет историческо-правовой науки. Между тем, как справедливо отмечал Борис Николаевич Чичерин, «...исходной точкой для изучения истории в ее высшем, всемирном значении должно быть изучение философии. Все попытки обратного наложения, то есть объяснения идей из частных явлений, основаны опять же на извращении логического и действительного отношения вещей и могут вести лишь к превратному представлению самих фактов. Сюда относятся все опыты новой социологии, которые отправляются от так называемых положительных данных, то есть от частных явлений, физических, экономических или общественных. Все подобные попытки всегда были, есть и вечно должны оставаться бесплодными. Так же как чисто опытная психология, они представляют одну карикатуру науки».

Согласно историческому методу, применяемому к государству и праву, внимание акцентируется на этих явлениях как на изменяющихся во времени и пространстве, имеющих свои хронологические характеристики. Если, к примеру, в марксизме при объяснении причин развития общества и государства, права приоритет отдается экономике (базису и надстройке), то в идеализме – идеям, сознанию и мировоззрению. Но в историческом срезе важно увидеть стадийность права, его этапы развития, смену форм и исторического содержания.

Следует отметить, что анализ государства, общества и права в историческом ключе в основном рассматривался с позиций формационного подхода, сформированного в рамках марксизма, и с опорой на историзм давал определенный задел в представлениях об этих явлениях. Однако, как известно, наука не стоит на месте и требует подтверждения ранее обозначенным фактам и положениям. А история подтвердила, что формационный подход рассмотрения права упускает из вида ряд очень существенных характеристик.

Поясним: особенностью рассмотрения государства и права с позиции историко-формационного взгляда было то, что в качестве центральной категории использовалось понятие «формация». Под формацией понималось исторически сформированный тип общества, возникший на основе определенного способа материального производства. Ведущую роль в таком обществе играет базис, т. е. совокупность экономических отношений, складывающихся между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Вся совокупность политических, правовых, идеологических, религиозных, культурных и иных взглядов, учреждений и отношений составляет надстройку, определяемую в целом уровнем развития производительных сил общества и характером его общественно-экономического базиса. Источником развития общества считаются противоречия между производительными силами и производственными отношениями, разрешающиеся в ходе социальной революции.

Согласно этой теории общество (государство и право) в своем развитии проходит ряд стадий (формаций), каждая из которых отличается своим базисом и соответствующей надстройкой. Каждой формации свойственны определенная основная форма собственности и ведущий класс, господствующий как в экономике, так и в политике. В этой теории названы пять формаций. Стадии первобытного общества, рабовладельческого общества и феодального общества соответствуют аграрной цивилизации. Капиталистическая формация соответствует индустриальной цивилизации. Пятая формация – коммунистическая, с ее наилучшими, с точки зрения марксизма, принципами общественного устройства (кодекс строителей коммунизма).

Недостатки формационного подхода обычно связывают с некоторой предопределенностью, жесткой неизбежностью развития исторического процесса, преувеличением роли экономического фактора общественной жизни и недооценкой роли духовных и других надстроечных факторов. В настоящее время формационная теория переживает кризис и более распространенным становится именно цивилизационный подход к изучению исторического процесса. Цивилизационный подход имеет более конкретный исторический характер, учитывает не только материально-технические аспекты общественного развития, но и влияние факторов, возникающих в других сферах общества: политике, культуре, нравственности, духовности, идеологии и др.

Большую роль в исследовании правовых явлений играет использование историко-сравнительного метода. Сравнительный анализ различных идей, конкретизируя наши знания об их общих и специфических чертах, вместе с тем способствует выявлению более точных характеристик, критериев классификации и типизации правовых явлений и, следовательно, более верной, адекватной оценке их содержания. Что касается права, то особый акцент в развитии исторического метода был сделан «исторической школой права» немецкими правоведами Г. Гуго, Ф. Савиньи и Г. Пухта.

В своей работе «Учебник естественного права, или философия положительного права» Г. Гуго оспаривает основные положения теории естественного права. Концепцию общественного договора он отвергает по ряду оснований:

Г. Гуго сравнивает право с языком и нравами, которые развиваются сами по себе, без договоров и предписаний, от случая к случаю, потому что другие говорят или делают так, и к обстоятельствам подходит именно это слово, правило. Право развивается так, как правила игры (шахматы, бильярд, карты), где на практике часто встречаются ситуации, не предусмотренные поначалу установленными правилами. В процессе игры возникают и постепенно получают общее признание определенные способы решения этих ситуаций. Кто их автор? Все — и никто. То же и право — оно складывается из обычаев, возникших и получивших признание в среде народа. Обычаи имеют то преимущество перед законом, что они общеизвестны и привычны. Множество законов и договоров никогда не выполняется. Сколько раз в Геттингене власти переименовывали улицы — но все их привычно называли и называют по-старому. Исторически сложившийся обычай и есть подлинный источник права.

Основоположники исторической школы выделяет возрасты «Народного духа», которые определяют возраст самого права.

Младенчество. На этом этапе право только формируется. На этом этапе у человека еще не существует представления об абстрактной норме и восприятие права носит характер веры. Савиньи верит в необходимость правовых ограничений, именно поэтому у первобытных народов возникает представление о юридических действиях, которые символизируют начало или прекращение правоотношения. По мнению Савиньи, эти действия с помощью наглядности закрепляют существование права в определенной форме (обычай). Правосознание здесь развито слабо, в человеке господствуют эмоции.

Юность. На этом этапе юристы выделяются в особую группу. Для развития права это время творческого порыва, своеобразного «правового ренессанса».  Юристы действуют в союзе с народом, то есть корпоративное правосознание еще не сложилось. Право создается разумным, целесообразным и справедливым.

Зрелость. На этой стадии усложняется политическая и экономическая жизнь, развитие культуры, и все это приводит к усложнению права. Возникает необходимость профессиональной квалификации. Окончательно складывается правовая наука, и правовая система приобретает завершенность. Право становится более искусственным, но не утрачивает связь с народной жизнью. Юристы превращаются в особую замкнутую касту, обладая «правом на истину».

Старость. Они говорят, что творческие порывы народа угасают, в праве господствует закон, не создается уже ничего нового. Право живет за счет старых норм, нет нового. Народный дух умирает и на его месте возникает новый народ и новая правовая система. Преемственности между разными народами быть не может.

Историческая школа отмечала также системную организованность, специфичность и неповторимость правовой жизни и правовой культуры каждого отдельного народа, отличной от проектируемой законодателем, что обусловлено в первую очередь историчностью, преемственностью и национальным духом народа. Позитивное право, создаваемое государством, сформировано особенностями правовой культуры и национальным менталитетом общества. Важный вывод, сделанный исторической школой права, о том, что бесцельно искусственно конструировать и в любое время предлагать людям ту или иную придуманную правовую систему. «Созданная отдельно от самой истории жизни народного духа, не напоенная им, она не может привиться обществу. Как членам живого организма, как ветвям целостной культуры народа правовым установлениям свойственна органичность, которая выражается, помимо прочего, и в том, что стадии и ритмы развития права совпадают с ходом эволюции народной жизни».

Историческая школа поставила вопрос о возможности преемственности современного права и права предшествующих эпох. Юристы в практике эту преемственность должны учитывать. Под влиянием исторической школы юристы перестали воспринимать естественное право как универсальный образец. Под влиянием исторической школы многие юристы стали склоняться к историческим взглядам. Они не торопились перерабатывать систему в духе естественно-правовых ценностей.

§ 3. Значение социологических исследований для юридической науки. Виды социологических исследований. Методы сбора данных, их обработки и анализа

Юридическая наука использует весь арсенал методов познания, вырабатываемых наукой в целом. Не исключение из правила — наука социология, которая в своих недрах разрабатывает методы так называемых социологических исследований: интерпретации, анкетирования лиц, опроса, наблюдения за объектом изучения, моделирования и социально-правового эксперимента.

Социологические исследования, проводимые юристами, опираются на теоретические и практически-прикладные разработки, осуществленные специалистами в области экономики, истории, педагогики, социальной психологии, медицины и т. п. Нередко в этой связи в интересах повышения качества собственных исследований социологи в сфере права творчески перенимают определенные концептуальные положения, методы и методики, технические приемы из других общественных наук. Правоведы органично адаптируют социологические методы в границах своей предметной области, способствуя одновременно активному проникновению социологического мышления в другие социальные науки, творческому изучению их облика, а следовательно, и всей системы правовых знаний об обществе.

При организации и проведении тех или иных социологических исследований возникает такая важная проблема, как соотношение методологических функций общих, частных (или специальных), а также отраслевых социологических теорий. Социологи, обладая различным уровнем культуры, общих и специальных теоретических и практических знаний, либо устанавливают с изучаемыми объектами тесную связь, либо отдаляются от них. Исходя из занимаемой позиции, исследователи оказываются в состоянии познать или внешнюю сторону изучаемых ими социальных явлений и процессов, или раскрыть существующие между ними детерминирующие связи. Гипертрофирование внимания социолога лишь к отдельным аспектам правовой реальности хотя и довольно важно, свидетельствует о возможной потере целостного представления о ней. Это обусловлено необходимостью учета (в ходе проведения социологических исследований) принципа системности природы знаний вообще, социологических знаний в области права в частности.

В настоящее время в социологических исследованиях наблюдается тенденция сочетания в них функционального подхода с герменевтическим. Он разрабатывался раньше прежде всего как метод исторической интерпретации того или иного текста (герменевтика — искусство и теория исследования текстов). Необходимо подчеркнуть его актуальность применительно к толкованию и пониманию, например, соответствующих статей и положений конституционных норм и требований, принимаемых государством правовых актов различной природы.

Результатом усилий в области осмысления положений методологии и методов социологии выступает формирование соответствующей ей совокупности приемов, процедур и операций теоретического и эмпирического познания объективности общественной реальности. Такая совокупность называется методикой. Необходимо отметить, что нередко называемая как метод социологическою исследования, данная совокупность рассматривается преимущественно в качестве метода эмпирического исследования. Вот почему методика социологических исследований зачастую понимается как система приемов, процедур и операций по установлению социальных (в том числе и правовых) фактов и их систематизация. К этой системе относятся и средства анализа социальных фактов.

С изменением методики эволюционирует и техника социологических исследований, в которой методика находит свое специфическое выражение. В целом, с постижением исследователями целостности взаимосвязи личности и общества, более решительным определением предметного содержания социологического поиска значительнее плодотворнее становится единство методологии, методики и техники социологического исследования. Данное положение полностью относится к области права.

Социология права нацеливает исследователя на вдумчивый системный анализ не только актуальных, но и реальных процессов и явлений. При этом исследователь (социолог-юрист), наряду с учетом специфики объекта и предмета своего исследования, должен умело опираться на методологию стратегии социологического поиска. Прежде всего, концептуальное представление социологов о социальной реальности ориентирует их в выборе соответствующих объектов исследования, позволяет им выдвигать и формулировать конкретные гипотезы, проецировать установление причинной или функциональной зависимости между социально-правовыми явлениями. Наряду с этим, оно предоставляет возможность получать логически обоснованные выводы, служит основой для обобщения правовых фактов, то есть выполняет определенную методологическую роль.

Далее необходимо отметить следующее. В ходе социологического исследования, взаимодействуя с другими людьми, специалист в области права совершенствует свои представления о генезисе правовой реальности и социологического знания. Констатируется зависимость общества (и его правовой сферы) как объективного единства активности и уровня сознания живущих в нем личностей, их ценностных ориентаций. Постепенно складывается стратегия заинтересованного в общественной жизни и его правовой сферы познания личности, которая выступает как активный субъект «творения» права.

Вместе с тем, социологическое исследование в области права, как и всех иных сфер общества в целом, не навязывает своих концепций, а также не отрицает мнения сторонников здравого смысла, соучаствует с ними в «дискуссии», проясняет причину тех или иных изменений. Подобная исследовательская стратегия непосредственно связана с интерпретацией исследователями полученных ими результатов и переноса акцента в социологическом поиске со знания на взаимопонимание. Во время исследования социологами права и правовой сферы, которые избирают новую стратегию, все в большей степени руководит понимание многомерности сложности и противоречивости правовой реальности. А это обстоятельство требует повышения уровня методологических подходов в социологии права, соотношения знания в правовой науке с другими общественными дисциплинами, преодоления односторонности в применении методики эмпирических исследований. В таком процессе важно, чтобы исследователь не опускался до уровня обыденных представлений и суждений о явлениях и процессах правовой сферы, а взаимодействующие с ним люди обязаны приобщаться к ее научному осмыслению.

Социологические исследования в области права неразрывно связаны с нравственными началами. Исследователь должен стремиться не только к установлению коммуникаций между результатами полученных им данных и практической деятельностью в правовой сфере, но и к тому, чтобы такие результаты и весь ход конкретно-социологических исследований отвечал бы этическим традициям общества, его духовным ценностям. Помимо требований недопустимости предвзятости в интерпретации, подгонки фактов под гипотезу или их извращение ради интересов какого-либо субъекта, этические нормы в проведении эмпирического исследования включают в себя сохранение анонимности источника, открытость позиции перед респондентами и тактичность вмешательства социологии в общественные процессы.

В результате, под воздействием социологических методов возникает смежное научное направление, находящееся на стыке социологии и правоведения (юриспруденции), — социология права (юридическая социология), отрасль знания (наряду с такими ее отраслями, как социология культуры, социология политики, социология религии и т. д.).

В отечественной науке самым распространенным является определение социологии права, данное С. В. Боботовым, согласно которому социология права – это наука о социальных условиях существования, развития и действия права в обществе.

Предметом данной науки является право как социальный институт общества, выполняющий функции государственного регулятора общественных отношений.

Социология права понимает право как сложную, постоянно изменяющуюся систему, которая определяется повседневной действительностью и зависит от исторической ситуации, от типа общества, его географического положения, от уровня развития общественного и индивидуального сознания.

Итак, социология права рассматривает право в связи с жизнью, социальной практикой и правоотношениями, изучая социальные закономерности функционирования, изменения и взаимодействия общества и правового регулятора. В частности, социология права стремится понять социальные причины, порождающие правовые нормы, социальные последствия действия этих норм, механизмы воздействия права на социальные отношения и обратного влияния социальных отношений на формирование права и т. д.

Структура социологии права определяется такими компонентами:

В науке выделяют следующие уровни социологии права:

В зависимости от объектов познания социологии права различают:

Особое значение наука придает социологическим методам познания – это конкретные подходы, приемы, способы и инструменты, применяемые социологией права для изучения социальных закономерностей функционирования, изменения и взаимодействия общества и права.

В социологии права наиболее часто используются следующие методы:

Предметом социологических исследований в праве являются – нормативные правовые акты государственных органов, договоры, заключенные между сторонами и другие правовые акты.

Основными типами анализа документов в социологии права считаются:

Структура эксперимента состоит из следующих элементов:

В зависимости от типа создаваемой в ходе эксперимента ситуации различают следующие виды экспериментов:

Таким образом, вышеназванные методы социологических исследований не исчерпывают всего их многообразия, однако они дают определенное представление о тех или иных вопросах реального действия права и поведения субъектов права, без которых невозможно всесторонне, объективно оценивать основания принятия правовых решений и, в конечном итоге, квалифицированно анализировать правовые процессы, явления и ситуации.

§ 4. Значение психологического метода для изучения проблем социальной психологии и юридической науки. Юридическая психология. Психологические методы в специальных юридических науках

Не менее важную роль в исследовании правовых явлений играет использование психологических методов познания. Психологический анализ различных правовых явлений, в особенности правовой деятельности (поступков и проступков), в плане совершения противоправных действий (бездействий) детализирует наши знания об их общих и специфических чертах, одновременно способствует выявлению более точных характеристик, критериев и процессов в правовой жизни и, следовательно, более верной, адекватной оценке их смысла и содержания.

Познанием психологических методов, их развитием и совершенствованием психологических подходов занимается специальное направление юридической науки — юридическая психология.

Эта юридическая наука занимается изучением, или точнее — ее предметом выступают различные явления психики, индивидуально-психологические особенности личности субъектов различных правоотношений, вовлеченных в сферу правоприменительной деятельности, социально-психологические закономерности этой деятельности, воздействующие на психику, сознание и поведение участвующих в них людей (В. В. Романов).

Само понятие юридической психологии, по мнению специалистов, можно рассматривать с двух сторон: как одну из прикладных отраслей психологической науки и как учебную науку. При общем предмете содержание юридической психологии как научной отрасли знания, безусловно, шире объема материала, охватываемого юридической психологией в качестве учебной дисциплины, которая преподается с учетом двухуровневой подготовки специалистов (бакалавриат, магистратура).

Содержание юридической психологии как прикладной отрасли психологической науки включает в себя помимо разработки общих вопросов (предмет, метод, система и т. д.) проблематику, относящуюся к психологии нормативно-правового регулирования, психологическому обеспечению применения норм права, правотворчеству, правовому сознанию, правовому поведению. Психологические аспекты правосознания, составляющие правовую психологию, выполняют в юридической психологии концептуальную роль и являются стержневыми для нее в целом и для отдельных ее разделов (А. Р. Ратинов).

Выбор методов познания в юриспруденции определяется исходя из необходимости решения того или иного вопроса познания, нацеленного на то или иное правовое явление. Некоторыми методами познания юристы или правоведы пользуются самостоятельно, однако другие методы могут применяться только специалистами в той или иной области психологии. Это, в частности, относится к  процедуре проведения судебно-психологической (комплексной судебной психолого-психиатрической) экспертизы, а также в ходе допроса подозреваемого в совершении преступления, либо в ходе профессионального психологического отбора кандидатов в правоохранительные органы.

Итак, методы, широко используемые не только психологами, а также юристами в своей практической деятельности, правоприменении: в процессе расследования преступлений, в ходе рассмотрения уголовных дел, гражданско-правовых споров и т. д.

Концептуально построение психологического портрета неизвестного лица основано на индивидуальной личностной детерминированности его поведения. Нахождение ответов на вопросы: что, каким образом и почему произошло на месте происшествия, обычно приводит к искомому — определению того, кто мог совершить преступление, путем составления его психологического портрета, отражающего существенные для характеристики его личности и поведения признаки.

Для наиболее полного составления психологического портрета лица используются результаты осмотра места происшествия, фото- и видеосъемка; материалы исследования трупа, его фрагментов, информация о перемещении жертвы до смерти и следы перемещения трупа; сведения о личности потерпевшего (так называемый психологический профиль жертвы), образ жизни, манера поведения, привычки, круг общения, друзья и враги потерпевшего, район местожительства и работы, образование, род занятий, семейное положение и т. д.

Наиболее распространенные методы исследования, психодиагностические (тестовые) методики, которые имеются в распоряжении психологов. С помощью данных методов удается получать сопоставимые количественные и качественные характеристики степени выраженности тех или иных изучаемых свойств личности. С использованием тестов измеряются различия психологического характера между людьми или между отдельными реакциями человека в разных условиях.

Условно существующие тесты, и прежде всего те из них, которыми пользуются специалисты (эксперты)-психологи в сфере правоохранительной деятельности, можно разбить на четыре большие группы.

Названные методики отличаются своей надежностью, практичностью, высоким уровнем достоверности. Они хорошо зарекомендовали себя, как дополняя друг друга, так и в качестве базовых в одной батарее с другими тестами. В результате их применения психолог получает графически выполненный психологический профиль личности с его текстовой расшифровкой после компьютерной обработки. Это делает их удобными в ходе проведения и индивидуального, и группового обследования испытуемых. Кроме того, указанные тестовые методики позволяют проводить факторный анализ, выдавая количественную и качественную оценку структурных компонентов личности, характерологических особенностей, нервно-психической, эмоционально-волевой устойчивости, особенностей мышления, межличностного поведения, ведущих потребностей, мотивационной направленности, компенсаторных возможностей обследуемого, его психического состояния в момент тестирования, а также позволяют прогнозировать уровень социальной, профессиональной адаптации личности, сформировать психокоррекционный подход к субъекту.

В практике проведения судебно-психологических экспертиз среди данной группы тестов наибольшее распространение получили: тематический апперцептивный тест (ТАТ), методика изучения фрустрационных реакций человека С. Розенцвейга, методика чернильных пятен Г. Роршаха, цветовой тест Люшера и некоторые другие.

Безусловно, приведенные выше в качестве иллюстрации психологические методы и методики не исчерпывают всего их многообразия, однако они дают определенное представление о тех или иных вопросах психологического характера, без которых невозможно всесторонне, объективно оценивать дока­зательства и, в конечном итоге, квалифицированно принимать решения в правовой сфере.